Постоянные читатели

четверг, 17 февраля 2011 г.

Красота воплощения на нелепость воплощенного

Федор сидит в полумраке. В хрупких трубках выключенных ламп изредка пробегают молочные всполохи. Федор курит, стряхивая пепел на ковер. Дымок струйкой проползает десяток дюймов вверх и распадается - исчезает, повисает туманом и недосказанностью. Глаза Федора застыли - в них не успевают отражаться все те переходы и виражи, которые проделывает его мысль. О чем думает Федор? О предназначении, о цели и способе, о "причине, оправдании и праве". Ум рождает десятки мечтаний и картин, тасуя образы, как колоду. Многое сперва видится Федору недостойным, но причину этого, подвох, корень зла он не понимает - и спустя мгновения оно превращается во вполне приемлемое, допустимое, приятное. Скрытый разноцветной вьюгой концепций Федор кругами приближается к чему-то вроде центра тяжести - разрешению парадигмы. По коротко остриженному виску скользит свет фар, легко касается прикрытых век. Федор вздрагивает, потому что точка-состояние достигнута, решение есть, и оно очевидно. Течение потока проявилось на много дней вперед, вплоть до ближайшего омута, где с отмели срываются водовороты и буруны вероятностей, где в глубине возможного похоронены воистину жуткие вещи... но перегон Федору открылся. Он довольно потягивается, ухмыляясь, и смешивает в стакане баккарди с колой - 1 к 2 и еще чуть-чуть поверху.

Комментариев нет:

Отправить комментарий